Форум » Флэшбэк. » Девушки, машины... компенсация за моральный ущерб... » Ответить

Девушки, машины... компенсация за моральный ущерб...

James White: Время: Недавно Место: Выставочный салон Участники: Barbara Cruz, James White Закончен!!

Ответов - 66, стр: 1 2 3 4 5 All

James White: Вечеринки, которые устраивал Уайт, давно уже были любимым объектом журналистов. Обязательными составляющими их были охранники в идеально белых костюмах, несколько байкеров в косухах с нашивкой "Lost MC", рейсеры со своими замашками, дочь Уайта со своей небольшой свитой, и, конечно, сам Джеймс. Но сегодня вечеринка была особенной - на выставке публике впервые предоставлялось несколько новых моделей гоночных болидов и спортивных мотоциклов. И чтобы как-то отвлечь толпу от нудных технических данных, владелец CS обратился за помощью в Dare2BF. Девушки работали, а хозяйка модельного агентства получила билет на вечеринку в качестве бонуса... - Мисс Круз, добро пожаловать. - Уайт, в ослепительно белом костюме, лично встретил её у входа, вежливо коснувшись губами пальчиков. Вообще-то Джеймс терпеть не мог моделей, питая к ним какую-то внутреннюю неприязнь, которую сам вряд ли мог объяснить. Оставалось надеяться, что Барбара не представляет собой тот ходячий стереотип, который все привыкли представлять... Впрочем, не похоже на то.

Barbara Cruz: Настроение у Барбары было презамечательным. Утром удались переговоры на показ через пару месяцев. Её лучшие девочки и пара новеньких. Всё шло замечательно. Обращение в её агентство Джеймса Уайта можно было считать ещё одним успехом. Поэтому Барб оказала ему хороший приём у себя в офисе. Да, он имел некую долю в её компании, но никогда не интересовался им, что устраивало саму Барбару. Она любила и хотела главенствовать самостоятельно. Но по возвращению в Чикаго нужно было идти на компромисс. Им был Джеймс. Не сказать, что Барб это напрягало, она была готова к этому, к тому же условия устраивали обоих. Собственно это можно было назвать обоюдным соглашением. Но до недавнего времени Джеймс не давал о себе знать. И вот настал тот самый момент. По его просьбе она выделила несколько шикарных девочек, обрисовав ситуацию, что да как будет на этом "вечере". Согласие было получено. Все довольны. Барбара подъехала к входу в шикарный салон, где располагались и софиты, и сами журналисты. Она это не любила. Но это была замечательная реклама агентству, ибо любое внимание ценно в этом бизнесе. Барб поприветствовала Джеймса так же официально, как и он её: Добрый вечер, мистер Уайт! - Через мгновение уже немного повернувшись к вспышкам фотокамер, чтобы их засняли вместе, - Как обстановка внутри? Как мои девочки? - Барбара очень трепетно относилась к каждой и каждому, кто работал на неё, поэтому с ней хотели работать.

James White: Джеймс был наслышан о дружеской атмосфере в коллективе Dare2BF - это было ещё одной причиной узнать хозяйку получше. Он сам был таким же, ценящим своих людей - а учитывая то, кем являлась часть "его" людей, то и ценить нужно было не только их самих, но и их жизни. Впрочем, об этом Круз, как и её девушкам, как и вообще большинству деловых партнёров, знать не полагалось... - Похоже, девочки не скучают. - улыбнулся Уайт. Её девочки, похоже, подружились с его парнями, и совмещали работу с развлечением, болтая с гонщиками. Барб сама могла увидеть это - хозяин бала проводил её за столик, где уже сидело несколько человек. Похоже, что она была последним звеном в этой цепи. Джеймс представил её группе, затем по очереди каждого из сидевших за столом. Компания попалась довольно пёстрая - парень в косухе "Lost MC", Ангус Мартин, имел несколько проколов на лице, да и причёска была несколько специфичной; чёрному парню Джошу Плоумену едва ли было много за двадцать, но золотая цепь уже была чуть не толще шеи; азиат Ву Зи Му почему-то носил чёрные очки; волосы Гантрама Кертиса были так хорошо обесцвечены, что оттеняли даже Уайта.


Barbara Cruz: Собираясь на этот вечер, Барб даже представить не могла: в какой компании окажется чуть ли не с самого порога. В настолько разноперстной ей давно не приходилось бывать. Она одарила всех приветливой, но рядовой улыбкой, после чего присела на любезно предоставленное ей место. В общий разговор она не встревала. Зачем? Она этих людей видит впервые. Никаких точек соприкосновения, ничего общего, кроме того, что они все были знакомы с Джеймсом. Такие вечера Барб посвящала либо своим думам, либо своему же просвящению в разных областях. Будучи воспитанной особой, она действительно слушала людей: иногда они воспроизводили полезную информацию, иногда - сущий бред. Так было всегда и везде. Поэтому сейчас, увидев и послушав часть беседы, Барбара всё же отключилась на какое-то время, собирая в голове по кусочкам недавнюю сделку, и имея огромное желание через некоторое время пройтись по самому салону, порадовать свои глазки блестящим металлом.

James White: Разговор вёлся в основном о гонках и машинах - похоже, сидящие за столом прекрасно разбирались и в том, и в другом. Китаец по большей части отмалчивался или тихо переговаривался с негром, Ангус и Гантрам вели свой вечный спор мотоциклиста и автомобилиста. Кое-кто иногда пытался подкинуть Барбаре вопрос, но без особого успеха; и затем о ней словно вовсе забыли. Джеймс видел, что гостья попросту скучает, да и он сам слышал всё сказанное уже сотню раз, когда все они впятером собирались вместе. - Мы можем пройтись по залу, если хотите. Наверняка для Вас это будет интереснее, чем наш разговор... - наконец предложил он Барбаре, подставив руку. Разговор с ней о бизнесе будет полезней и ему для общего развития. Если он и не касался дел в её агентстве, то отнюдь не потому, что его доля его совсем не интересовала. Многие агрегаты на выставке были в традиционном для Уайта цвете - в белом. Журналисты давно придумали байку о рекламном ходе с фамилией, но не могли установить связь между Хромированным Серебром и белым цветом. Просто они искали не там и не то... - Я вижу, что не прогадал, вкладываясь в Dare2BF. Похоже, что дела идут более, чем хорошо. А вот моя дочь меня отговаривала. - Джеймс говорил с Круз, остановившись у одного из экспонатов, и тут же засунув руку в кабину, что-то проверяя. У него имелось нечто такое общее с фермером, который находился на своём участке, с такой гордостью осматривая автомобили, словно они были живыми.

Barbara Cruz: То, что Барбара не участвовала в разговоре, не значило, что ей скучно, хотя она и отделывалась не слишком заинтересованными ответами за обращённые к ней вопросы. Просто она уже наслушалась разговоров о машинах и мотоциклах ещё в юности. Теперь она с интересом выслушивала о металле при выборе авто для себя. Но приобретя своего красавца, уже давно забыла дорогу во все салоны, вспоминая о них только ради работы. Поэтому предложение Джеймса пройтись по залу приняла даже с благодарностью. Они ходили мимо стендов с шикарными новинками на автомобильном рынке: Экспонаты прямо на подбор. Блестящая выставка, мистер Уайт! - Когда Джеймс упомянул про дочь, Барбара слегка улыбнулась: Видимо, ей хотелось, чтобы эти деньги ушли на её развлечения. Или ей просто не нравится это направление бизнеса. - Барб была в курсе таких деталей о своих компаньонах как дети, их возраст. Род занятий Лизы оставался для неё загадкой, которую она нашла для себя неинтересной. - Дети в наше время больше думают о том, как бы помасштабнее провести время, желательно на уровне взрослых, а то и круче. Некоторые задумываются о будущем. А твоя девочка? - Но получить достоверную информацию никогда не упускала.

James White: - Спасибо. - Уайт скромно кивнул. Он старался, готовя эту выставку, и его ребята тоже всегда выкладывались на полную. Такие вечеринки всегда проходят с успехом, но мало кто на собственной шкуре знает, каких это стоит денег и нервов. Хорошо, что Барбара была в их числе - это отчасти ведь и было её работой - а не в числе журналистов, перед которыми обязательно нужно было распинаться, давая полутораметровое интервью. - Моя сочетает приятное с полезным... - задумчиво улыбнулся Уайт. Когда Лиза получила наследство, она сама вошла в дело, открыв сеть ночных клубов. Они приносили довольно хороший доход. Джеймс не лез в дела приёмной дочери сверх меры, зная, что уж в этом она понимает больше него. Слова Барбары несколько задели его - может быть, Лиза не всегда была идеальной дочерью, но обвинить в эгоизме её точно было нельзя. В ней проснулась дремавшая ранее деловая хватка её настоящего отца. Тем не менее, случая оторваться на полную катушку она тоже не упускала. - Открыла несколько шикарных клубов по всей стране. Вообще-то вон она стоит... - Уайт взглядом указал в дальнюю часть зала, где чернокожая девочка в спортивном костюме общалась с прессой.

Barbara Cruz: Барбара ценила открытость с ней, честность приветствовалась ещё больше. Когда она переходила на личную жизнь того или иного человека, то наблюдала множество реакций - удивитесь, сколько их можно насчитать: это и обычный перевод темы на нечто, несвязанное с личной жизнью; и явное нежелание входить в эту "воду", о чём и говорилось прямо; кто-то отвечал поверхностно; кто-то не отвечал; а кто-то находил в Барб ту, кто может выслушать даже молча, не перебивая, и этот человек знал, что ни пресса, ни кто-либо вообще никогда ничего не узнает. Барбара действительно отличалась этим. То, что она узнавала от собеседников или из достоверных источников, она могла использовать только себе во благо. Себе и агентству. И так, что о ходе её мыслей не знали, если только она сама ими не делилась. А насчёт дел дочери Джеймса она сразу кое-что придумала, если это будет выгодно обеим сторонам: Значит, девочка у Вас, мистер Уайт, деловая. Поздравляю с этим! - Барб какое-то время наблюдала за девушкой. Ей казалось, у них может получится кое-какое дело. Но сейчас она была здесь с Джеймсом, причём, он обронил фразу, что дочь его была против их с Барб сотрудничества. И теперь перед Барбарой стояла задача выяснить причину, о чём она и спросила Джеймса, - Мне бы очень хотелось знать причину того, почему Ваша дочь с деловой хваткой, как я понимаю, отговаривала Вас от вложения капитала в Dare2BF?

James White: - Никому неизвестная девушка из Мексики, с довольно тёмным прошлым, переезжает в Чикаго, чтобы открыть модельное агентство... - Джеймс и глазом не моргнул, словно что-то знал о "тёмном" прошлом и одновременно считал его чем-то нормальным. Впрочем, он столько видел таких вот тёмных страниц, на него самого их набралось не на один том - что ему Круз? Она попросту пытается сделать так, чтобы бизнес не развалился, честными способами и не очень... Тут и не пахнет вещами, которые делал он сам. Белый костюм врал напропалую - черноты за душой у него было порядочно.- Попахивало авантюрой. Но Лиза знала - я как раз люблю авантюры. - взяв бокал шампанского с подноса официанта, который бесшумно подошёл к ним и так же бесшумно удалился, Джеймс с победным видом сделал глоток. Он не пытался запугивать своими знаниями, просто констатируя факты и сообщая о том, что вполне может справиться с чрезмерным любопытством Барбары. Он уже догадывался, что она проявляла его неспроста - женщины любопытны не по природе, а с расчётом, вопреки устоявшемуся мнению. Когда она начинает интересоваться твоей личной жизнью - она уже плетёт вокруг тебя паутину...

Barbara Cruz: Барбара была довольна - значит, он выполнил "домашнюю работу", что ж, похвально. Она лишь так же довольно, как Джеймс сделал глоток, усмехнулась: Мексика, мистер Уайт, была в другой жизни. - Сказала она, всё ещё с улыбкой на лице, и продолжила своё изучение красивых машин. Барб, конечно, знала, что негласно она (то есть Иоланда) связана с тем кланом, на который работал когда-то её парень. Но это было так давно. И она в клан не вступала, - Хотя, возможно, это всё выдумки. Но чисто гипотетически размышляя... А, ладно, не нужно сейчас об этом думать, - решила Барб. А её желание сесть в своей спальне с бокалом вина и ноутбуком усилилось во сто крат. Ей вспомнилась та жизнь. Всего одно слово - Мексика, и она уже мысленно со своей семьёй там. Прошлое... какую большую власть оно имело над ней. Думая об этом, Барбара никогда не жалела о том, что сейчас имеет и кем стала, но всегда сожалела о том, кого нет рядом с ней, и иногда, даже довольно редко, в минуты слабости задумывалась о том, "А что было бы, если бы..." Извечное начало фразы, подходящей для любого человека, но суть и окончание были для каждого свои. - А Вы доверяете Вашей дочери? - Спросила Барб, посмотрев на Джеймса Уайта с интересом и лёгкой улыбкой, продолжая тему, но уже в другом русле.

James White: У всех что-то было в прошлой жизни... Об этом Джеймс подумал, но не сказал вслух. По документам его прошлым было ФБР, по настоящей биографии - Россия, которая в Чикаго и Америке вообще ещё хуже, чем Мексика. Легенды одна другой краше, и обе так далеко спрятаны, что даже он сам не решился бы искать. Впрочем, в отличие от Барбары, он почти не вспоминал то, что было раньше, и не задумывался, что было бы, останься он в России. Скорее всего, сидел бы или был уже мёртв. Пусть в Штаты он привёз немало опыта, но именно в них этот опыт вырос до таких масштабов. - А почему я не должен доверять дочери? - ответил Уайт. Вопрос немного удивил его. Конечно, доверие всех людей друг ко другу, а в их семье особенно, имело определённые границы. Они с Лизой редко совались в дела друг друга. Пожалуй, именно свои "дела" доверялись в их семье хуже всего. Круз, как опытный следователь, словно вела допрос, но спрятав его под другим названием и подходя к сути издалека...

Barbara Cruz: Вопросом на вопрос... Это интересно, - подумала Барбара и обернулась на мужчину, подняв взгляд до его глаз, - Никакого подвоха в моём вопросе, мистер Уайт, не было. Лишь интерес, т.к. вы оба - деловые люди, у вас свои пути-дорожки, верно?.. - Выдержав нужную паузу, она продолжила, - Но ведь они могут и пересекаться. И вот тут даже семейные ценности не спасают. По крайней мере, нечасто. - Барб снова отвернулась, продолжив медленно вышагивать по дорожке между выставочными рядами, иногда оглядываясь на Джеймса, - Вы ведь уже сполна отбили то, что вкладывали в Dare2BF. Я знаю это, ибо лично слежу, чтобы все, кто помог и поддержал меня, получали по заслугам. На Ваш счёт регулярно поступает некая сумма, которая в будущем может принести ещё больше дивидендов при вложении её в другую организацию. И, возможно, - на этом слове она снова обернулась, делая акцент, - Я повторюсь, возможно, Ваша дочь тоже планировала нечто подобное пусть не с моим м.а., а с чем-то другим, а переходить Вам дорожку ей не хотелось. Поэтому она была против Вашего сотрудничества со мной. Но это лишь моё предположение, как я уже сказала. - Она не стала пояснять весь ход своих мыслей про капиталовложение, поэтому, лучезарно улыбнувшись, Барбара подошла к одной из кристально-белых тачек, изучая характеристики модели.

James White: Уайт не мешал ходу её мыслей, внимательно слушая рассуждения Барбары на тему деловых людей и пересечения их "дорожек" и семейных ценностей. Он прекрасно понимал, что она имела в виду - они с женой тоже частенько, если не постоянно, играли в разных командах. Это не помешало им стать семьёй... - Уверен, вы заблуждаетесь, мисс Круз. - даже более, чем уверен. Как раз с Лизой они играли за одну "команду" - почти с тех пор, как были знакомы. "Команда" была вполне материальной, и именно в её честь и была названа его компания. Потому - Всё, что мы делаем, полезно друг для друга. Сумма тех денег, что поступала, была ему ему точно известна, да и Dare2BF была далеко не единственной компанией, в которую он "вложился". Казалось, Барбара вздумала учить его основам бизнеса. - В любом случае, эти вопросы мы с Лизой можем решать без посредников... - Уайт вдруг замолчал, остановившись, и начал оглядываться в зал, словно выискивая кого-то. - Донни, а где девочка, которая должна стоять здесь? - водитель остался на месте, а вот модели Барбары на рабочем месте не наблюдалось, и Джеймс понял, что не видел её в зале уже достаточно долго. - Она отошла с каким-то парнем минут десять назад...

Barbara Cruz: Барбара могла ошибаться, она же тоже человек всё-таки, но эта ошибка могла быть только потому что, видимо, пока что им обоим хватало мест, где развернуться. Ведь известно, что даже самые лучшие друзья становятся врагами, что было сплошь и рядом, а семейный бизнес распадался, либо кто-то из соучредителей вставал на путь криминала, где могли, конечно же, вращаться оба или все, кто вёл этот бизнес. Просто кто-то всегда был наглее, увёртливее, с большей хваткой... Продолжать можно до бесконечности. И всё, что Барб ни говорила, конкретно к Джеймсу Уайту и его дочери не относилось. Это действительно были обычные предположения и размышления вслух, что она себе позволяла не при всех. Но такой уж случился разговор, что основывался он на их примере, так сказать. Когда Джеймс просканировал зал, она не очень обратила внимание на это действие, но услышав вопрос и следом ответ, Барб молниеносно оказалась в "центре": Что значит "отошла"? Куда? - У всех были мобильники и был уговор быть на связи при любом движении в сторону. Барб быстро достала трубу, набирая номер, но сигнал, видимо, чем-то перебивался. И она снова в ожидании ответа посмотрела на этого Донни.

James White: - Куда отошла? С каким ещё парнем, придурок? Растерянный Донни просто пытался прикрыть "коллегу", решившую устроить себе внеплановый перерыв, не подумав, что он может обернётся чем-то серьёзным. Но Уайт уже почему-то предчувствовал не самые радужные перспективы. В дополнение к этому, мобильник Круз, видимо, не получал обратную связь... - Невысокий, в синей рубашке и чёрном костюме, блондин. В ту сторону пошли. - Донни указал направление рукой, а Джеймс уже потянулся к динамику в рукаве. - Ищите девушку со стенда №8, светленькая, в розовом. Найдя, сразу сообщить. Ты с нами пойдёшь... "Провинившийся" рейсер обзавёлся курсом, дёрнутый за рукав вслед за Уайтом, уже направившемся в ту сторону, которую тот указал. Потасовки различного рода не были потрясением ни для одного, ни для второго - не все они проходили с таким размахом, не все на таких условиях. Но здесь дело основательно портила пресса, которая рассредоточилась по залу довольно грамотно. - Они вышли через заднюю дверь. Там их ещё трое. Не похоже, чтобы девчонка так уж хотела с ними идти. - раздалось в наушнике. Парни, сидевшие в комнате слежения, перекрутили записи с видеокамер. - Спасибо, ребята. Ты и ты - пошли с нами. - стоило только слегка коснуться плеч двух парней в белых костюмах, и они послушно последовали за ними.

Barbara Cruz: Барбара не поддавалась панике, хотя внутри что-то подступало. Тревога и чувство ответственности завладело ей полностью. Услышав некоторые подробности отлучки её модели, которая, конечно же, была известна, ибо смотрела на всех из глянца и биллбордов, Барб предположила пару вариантов, вернее, их было больше. Но один был нормальным, а второй... Барб не была тут главной, рыпаться было бесполезно, командовал тут Джеймс: Чёрт!.. - лишь в сердцах воскликнула Барбара внутри себя. Мысли, которые были в голове у Джеймса абсолютно не совпадали с теми, какие были в голове у Барб. Её волновала сама девушка. То, что ей был обещан неплохой гонорар, а она не выполнила элементарные условия договорённости. И это при том, что модель была проверена временем, - Что можно говорить о новеньких, если даже "старушки" прокалываются?

James White: Джеймса девушка волновала ничуть не меньше - если на его вечеринке с ней случиться что-нибудь, ему этого не простят ни репортёры, коих уже заинтересовало шевеление в зале, ни сама Круз. Надо сказать, с глянцами была куда лучше знакома Лиза, лицо модели он увидел лишь вчера, когда знакомился с коллективом... Уайт с виду словно забыл о Барбаре, хотя чувствовал её присутствие спиной. Её место было переживать где-нибудь за столиком, а не с его тыла в этой ситуации, но гнать её он тоже не стал. Захотелось проверить "В прошлом мексиканку" на твёрдость, к тому же, сейчас она действительно имела право видеть, как пройдёт эта часть работы. Уайт толкнул дверь, выпуская охрану наружу, а затем и сам выскочил. Четверо парней усиленно пытались запихнуть пинками и тычками связанную девчонку в машину, но даже в таком виде она довольно сносно сопротивлялась. Первый киднэппер получил разряд из электрошокера охранника, выйдя из игры ещё до начала схватки. Водитель, попытавшийся увести машину прямо сейчас, проехал не больше трёх метров, когда второй бугай вытряхнул его и наступил на спину, выворачивая руку. Уайт не остался в стороне, вывернув из руки третьего его пистолет и после броска уткнув его в землю рожей, прижав этот же пистолет к затылку. Донни нанёс довольно сильный, но недостаточно точный удар по лицу "невысокого" блондина - тот растянулся прямо у ног Круз, но уже готовый встать...

Barbara Cruz: Мужчины резво оказались на улице. Барбара же женственно "переступила порог" заведения вслед за ними, почти сразу же уперевшись взглядом в нелицеприятную картину с её моделью: Бедная моя малышка... - быстрый взгляд на лицо, руки, ноги девушки, - Здорово... - Внутри неё проснулась хищница, защищающая своих детёнышей, а её девочки были для неё в некотором роде семьёй. Она сделала шаг, чтобы помочь ей, но машина вдруг тронулась с места. Благо, далеко не уехала. Пробраться сквозь тела мужчин не представляло возможным в данный момент, поэтому Барбара поняла, что пока "плохие" мальчики не лягут, ей придётся наблюдать за этой потасовкой. И тут, как по мановению волшебной палочки, один плохиш лёг у её ног, - Вот это удача!.. - Барб не могла упустить возможности хотя бы немножко отомстить за её девочку. Да, лежачего не бьют. Но! Здесь было большое "но"! Он собирался подняться и мог напасть даже на неё, ибо она была ближе всех. Портить себе вечер ещё больше не хотелось, поэтому совсем слегка отведя свою изящную, но очень сильную ножку назад, мисс Круз врезала милому блонду аккурат в бочину, отчего ему пришлось совсем немножечко согнуться. После этого она перепорхнула через него и быстренько побежала к девушке, пытаясь сразу же успокоить ту и, бросив клатч прямо на асфальт, она принялась развязывать жертву своего приключения, - Мы поговорим с тобой потом. - На что та лишь покорно кивнула.

James White: - Отличный удар, мисс Круз. - Джеймс предоставил парням сковывать слишком распущенные руки неудачливых похитителей стальными браслетами, а сам подошёл к машине, помогая Барбаре выпутывать свою подчинённую из верёвок. - Ты в порядке, героиня-бестолочь? - Папа, ты что опять устроил? - Лиза подоспела как раз тогда, когда представление подходило к концу, и это её, похоже, расстраивало. Хотя ей такое поведение Джеймса видеть приходилось уже далеко не впервой... - ...Джейк, конечно, виноват, но зачем было ломать ему руку? - Случайность. Я всегда нервничаю, если на меня прут с бейсбольной битой... - А Шон? - А Шон сам виноват... Трудно, наверное, гонять музыку, если одно ухо распухло? - Целый квартет задумал похитить девушку из-под нашего носа. Мы их уговорили остаться и сыграть на бис... - Скоты! - блондин получил от девчонки аналогичный пинок в другой бок, отчего симметрия частично восстановилась. Парни Джеймса укладывали "свиные" туши по одной в их же автомобиль. Девчонка уже перекочевала на руки Донни. Штатный доктор уже ждал их в одной из комнат отдыха. - Девушку сейчас осмотрит наш врач. Мы с Лизой пока отвлечём внимание прессы. - кивнув дочери, Джеймс вошёл назад в зал. Когда за ними с Лизой закрылась дверь, машина тронулась с места - оба телохранителя куда-то повезли незадачливых похитителей. Донни подцепил ногой соседнюю "аварийную" дверь, кивнув Барбае идти за ним.

Barbara Cruz: В планы Барб не входило так быстро "расставаться" с мальчиками, но, занявшись девушкой, она упустила ситуацию с парнями из-под контроля. Поэтому, когда более или менее ситуация разрулилась, и поочерёдно все направились обратно к двери, чтобы заняться улаживанием нюансов уже в разных частях зала, Барбара на секунду отозвала Джеймса в сторону: Вы не могли бы мне сказать, куда их повезли? Мне жизненно важно с ними переговорить.

James White: Джеймс усмехнулся, посмотрев на Барбару. Он ожидал от неё вопросов по этому поводу - но в последнюю очередь этого вопроса. Выходило, что она начала раскрывать перед ним свои чёрные карты, когда он начал раскрывать свои. - Могу даже отвезти Вас туда, но уверен, что с ними переговорят и без вас. - фраза, брошенная лишь ради проверки намерений Круз. Впрочем, она ведь уже сказала, что это жизненно важно, потому это было не обязательно. - Я хочу сказать, мы скоро узнаем, кто они такие, и без личного вмешательства. Парни уже этим занимаются, скорее всего. С чувством, умением и удовольствием. Репортёры, к счастью, не успели ничего заметить, хотя для этого пришлось раскошелиться на интервью. Машина везла девушку в хорошую частную клинику, VIP-палату которой уже оплатили.

Barbara Cruz: Барбара сказала абсолютно прямо: Во-первых, я не доверяю тем, кто работает не на меня. И уж поверьте, посредничество - не самый лучший способ получения информации от кого бы то ни было. Я предпочитаю такие дела улаживать самостоятельно. Во-вторых, мне не хотелось бы повторения. Каждая модель стоит слишком дорого, чтобы рисковать их личиками и чем-либо ещё. Если у Вас есть интерес к этим парням, мы можем поехать вместе. Если нет, я поеду одна. - Не отводя взгляд, она смотрела на Джеймса, - Мне нужен адрес, мистер Уайт.

James White: Джеймс тяжело выдохнул, чуть запрокинув голову вверх и прикрыв глаза. Пронырливость Барбары заходила очень уж далеко. Вместо того, чтобы дрожать от страха, или уехать с побитой девушкой, или обвинять во всём его, она стремилась "разобраться во всём самостоятельно" - словно бы похитив девчонку пытались подставить её, а не его. Все вокруг становятся такими самостоятельными в последнее время... - Может быть, всё-таки Вам не стоит в это ввязываться? Последствия могут оказаться ещё хуже. - выдержав её взгляд, Уайт всё-таки достал мобильник из кармана, одновременно думая о том, какую может выдумать уважительную причину им с Барбарой уйти с вечера. - Ладно, уговорили. Только в обморок не падать... Где вы, ребята? - секрет был в том, что постоянного адреса попросту не было. Пыточная камера в подвале дома - очень дорогое, а главное, очень стационарное удовольствие. Гораздо проще делать всё по-старинке. Тогда и водить "посторонних" не придётся туда, где им быть не следует. - Едем...

Barbara Cruz: От проницательности Барбары желание Джеймса Уайта оставить её за бортом этого "приключения" не ускользнуло. Но она привыкла идти до конца в таких случаях. У неё не было ни громил за спиной, ни простого телохранителя. Она была сама за себя во всём. И если с ней что-то случится - такова воля... Несмотря на свою миниатюрность и хрупкость с виду, Барбара не страшилась никакой "работы" и "разговоров". Конечно, в совсем жесткач она не лезла. Что могло ожидать сейчас этих парней, она представить не могла. И был ли это заказ, касающийся только мистера Уайта или касающийся её, может, и обоих. Это и следовало выяснить. И тогда они либо разойдутся, решать самостоятельно, либо снова посотрудничают, но уже на другом поприще. И опираясь на всё это, лишь довольную усмешку Барб мог лицезреть Джеймс, предупреждая эту леди об обмороке.

James White: Через всю ту же заднюю дверь Джеймс вывел Барбару на парковку, где их ждал белый БМВ. Водителя за рулём не было - повсюду за собой он целую армию не водил. У каждого были в ней свои места и свои задачи. Дверь щёлкнула, пустив Барбару в салон автомобиля. Уайт до сих пор не был в восторге от того, что ведёт Круз на этот "разговор" - фактически, только это резко делало их очень близкими партнёрами. И если так, "посотрудничать" придётся в любом случае - владелица Dare2BF сама пожелала вступить в эту лужу, хотя он её и отговаривал. Грести теперь придётся до конца. Впрочем, по их действиям, не похоже, что это были серьёзные ребята. - Я бы мог взять все проблемы на себя, но ты сама захотела "поговорить". Теперь они у нас общие, так или иначе. Уайт вытащил сигарету из пачки, опустив стекло и закуривая. Почему-то в его жизни множество проблем начиналось с женщин... и кончалось тоже ими. - Ты вроде не похожа на ту, которая гуляет по другую сторону закона или мстит за всех подряд. Зачем тебе это?

Barbara Cruz: Барбара любила комфорт. И Бэха была тем самым авто, который она любила не меньше своего Асти. Просто в один "прекрасный" день мисс Круз решила, что чёрный Бумер нужно оставить на время в покое. И она оставила, всегда понимая, что когда-нибудь снова сядет за руль BMW. И практически родной салон в этот разный по ощущениям вечер вызвал приятные ассоциации с некоторыми давними деньками, отчего Барб невольно улыбнулась. Услышав вопрос, она вздохнула, ибо раскрывать ещё больше себя, своё отношение к таким вещам совсем не хотелось, но Барбара ответила: А Вы, мистер Уайт, уверены, что это Ваши проблемы? Они же не на Ваши тачки покушались, верно? - С усмешкой сказала она, продолжив, - К тому же у меня нет гарантий, что Вы открыто рассказали бы мне о том, что сообщат Вам или Вашим людям эти парни. И если бы Ваши люди не увезли их так быстро, нам бы не пришлось иметь этот разговор сейчас. - Она отвернулась к окну, поставив локоть на дверь машины, - Это действительно моё дело. Мотивы, причины и то, по каким дорожкам я хожу, позвольте оставить при себе. - Спокойно сказала она.

James White: Уайт забил вздох глубокой затяжкой, постепенно выпуская дымных змеек. Воистину, с женской логикой не поспоришь - такая извилистая, и такая прямая... - Не рассказал бы, и правильно сделал... Это мои проблемы уже потому, что это случилось на моём мероприятии, а не на Вашем. Машину из зала вывести гораздо труднее. Если бы хотели подставить тебя через твою девчонку - могли бы выкрасть её прямо из её дома. - как за Лизой, выкривлять, выпрямлять, приходилось самому. Не говоря уже о том, что вообще изначально не следовало Круз никуда везти, а тем более сообщать адрес. - Или ты их знаешь? - дорожки для прогулок - это святое, но мотивы и причины тащиться на допрос оставить ей было бы непозволительной роскошью... - Если б мои люди увезли их - они привлекли бы внимание. Пришлось бы вызывать копов. Зачем я вообще туда тебя везу, не понимаю. - Уайт выбросил окурок в окно и поднял стекло. Он действительно не понимал, зачем впутывает Круз туда, тем более, если она сама этого хочет...

Barbara Cruz: Вы всегда тянете одеяло на себя, да? - Высказала она то, в чём была уже уверена. - Вы не знаете ни их плана, ни времени, когда они или кто-то это решили, ни даже того, была ли это действительно подстава. Так что не стоит быть таким категоричным. Я, конечно, понимаю, вопросы задавать было некогда. Но сейчас подождите с выводами, лады? - Смотря на Джеймса во время своего почти что монолога, Барбара наблюдала за тем, как он ведёт машину. Это всегда привлекало её внимание. Даже зачаровывало. Но продолжать беседу наблюдение не мешало, - Не мне Вам объяснять, что дом - это более проблематичная территория нежели мероприятия с размахом. Тут можно затеряться, а в каждом доме есть минимум пара любопытных, которые всё всегда увидят. К тому же у неё в доме везде понатыканы камеры. Уж на одной бы они точно засветились. - Вопрос про парней насмешил бы Барб, если бы не вся эта ситуация в целом. Она даже не знала, как там её девочка, поэтому ответила довольно холодно, что не знает этих парней. А размышления Джеймса вслух пусть так и останутся без комментариев, лишь ситуация с копами была ей интересна в данный момент, - Знаете, а вот это действительно интересно. Почему не вызвать копов? Это ведь нападение. Откуда ноги растут, они же всё равно не выяснят. Но их бы повязали хотя бы, - пожав плечами сказала она.

James White: - Вот именно - пара... сколько же любопытных будет на мероприятии. А сколько камер! - значит в доме фрон-гёрл Dare2BF везде понатыканы камеры. Модель сама знает об этом? Так или иначе, но в доме всё-таки есть места, где их быть не могло - личная свобода, так сказать. Джеймс знал, что говорил - он мог основываться на собственном опыте. Камеру в собственной спальне может повесить только полный отморозок... такой, как он сам например. Хотя хотя бы шкаф для одежды он себе оставил. - Повязать их ещё успеют. А пока что они смогут рассказать нам то, что скажут в полиции, а может, и больше. Я тоже не люблю посредников... С автомобилями у Джеймса выходило довольно туго, чего не скажешь о "двухколёсных" конях. БМВ были приятным исключением - приятные в управлении, послушные, подходящие как для города так и для бездорожья, Уайт умудрился не разбить ещё ни одной. - Копы повязали бы их, и начали бы рыскать вокруг... да что я тебе рассказываю, сама ведь знаешь. А сдать ублюдков не является конечной целью. - ничего не найдут, но всё вокруг перероют, как хреновы кроты, не зная, где и что искать. Потом задолбают однообразными вопросами, пригласят составить фоторобот, попутно продолжая долбать этими же самыми вопросами, а потом ещё и на суд пригласят... Мирских хлопот не оберёшься. - К тому же, они прикрыли бы вечернику. Не на них мы столько времени убили. Уайт остановил машину у жилого дома, припарковавшись во дворе. Квартал не был похож на улицу образцового содержания - похоже, что с темнотой нормальные обыватели расходились по домам с такой поспешностью, словно на улицу вампиры выползали... И вправду, один из них захлопнул дверь машины, пикнув сигнализацией. Один из тех, кто доставил сюда "гостей", стоял, оперевшись на стену - он уже успел поменять костюм на вполне штатские тряпки.

Barbara Cruz: Благодаря камерам мы точно узнаем, как было дело сегодня, а не со слов охраны. - Рассуждения Джеймса отвлекли внимание Барб от дороги, которую она тоже успела поизучать мимоходом. Конечно же, именно в этом месте она не бывала. Что бы ей тут было делать? Слушая мужчину молча, Барбара мысленно соглашалась с его словами о копах и вечеринке - всё было верно сказано, сомнений нет. В вечеринку вбуханы большие бабки, пресса, VIP'ы, оформление помещения, даже еда - всё было на высшем уровне. Рисковать прикрытием этого скромного пиршества не стоило. Но не спросить про копов она не могла. А т.к. Барб достаточно сегодня говорила, решила немного отмолчаться, пока действительно не будет необходимости снова открыть рот. Когда машина остановилась, Барбара постаралась рассмотреть хотя бы что-то, но попытки не увенчались успехом. Она, конечно, могла бы выйти из машины сама, но это была не её территория. Она посмотрела на Джеймса в ожидании.

James White: - В трущобах двери не открывают. Справляйся сама. - ответил Джеймс, когда перехватил этот взгляд сквозь тонировку стекла. Дорогой костюм словно светился, отбликивая скудное освещение дома. Это не было и его территорией тоже. "Официально" тут правили... Западники, что ли. Но помимо них тут бродило множество отморозков, которые штампы мафии если и признавали, то себя всё равно штамповали только собственными. - Всё спокойно? - без дорогого пиджака сверху охранник Уайта сам стал напоминать одного из таких. Серая футболка, жилетка, джинсы, белая бандана на голове, напульсник на руке - он был похож на уличного бандита. Бандита Chrome Silver, о чём говорила витиеватая татуировка на предплечье. - Да, шеф. Кровь Ястреба уже начал. - парень почти не смотрел в глаза и вообще с виду вёл себя так, словно Джеймса не только не знает, но и презирает, а они к нему сами подошли лишь время спросить, воспользовавшись, что он тут один торчит. Схема, наработанная годами - если что-то сорвётся, в кабинете полицейского так и ответит. - А её ты куда повёл? - непринуждённая, презрительная затяжка сигаретой и взгляд исподлобья на спутницу Джеймса. На этот раз ему и играть не пришлось - девушки никто не планировал, и неприкосновенности она пока здесь не имела. Пока. - Мисс Круз желает отомстить за своего человека. Всё в порядке. - Уайт пропустил девушку в подъезд и затем потянул на себя дверь подвала, глядя вниз. Джастин, он же ДжейБиСи, который стоял снаружи, всегда выбирал удачные места для таких "ритуалов". Правда, узкая лестница на каблуки Барбары рассчитана явно не была. Джеймс без лишних комментариев протянул ей руку, спустившись на две ступеньки вниз. Снизу пока ничего не слышалось - звукоизоляция была на совесть.

Barbara Cruz: Барбара совсем даже не собиралась ждать открывания двери сейчас, она ожидала другого - не то, чтобы разрешения выйти из машины, а нечто отдалённо напоминающее одобрение ситуации от мистера Уайта. Ведь мало ли, кто мог пройти даже в это время, а они действительно одеты оба так, что не заметить их невозможно. Но то, как Джеймс запросто выпорхнул из машины, белоснежно сияя своей тканью, дало Барб понять, что ей тоже можно выйти, особенно после любезно сказанной фразы. Ступив на землю, её золотистые Лу покрылись слоем пыли. Но это было неважно. Сейчас не об обуви. Она прошла ближе к мужчинам, посмотрев на бугая. Его замечание осталось в игноре с её стороны. Она приехала с его боссом. Значит, так надо. Хотя, сказать честно, райончик Барбаре совсем не понравился. И если бы Джеймс не продвинулся к двери и не зашёл в помещение, Барбару всё же передернуло бы. Только мяукания кошек не хватало и теней, отражающихся на стенах. Но вот она в помещении, ура! Джеймс на этот раз галантно предложил ей помощь, что, конечно, не осталось без ответа: Благодарю Вас. - Спустившись чуть ниже, она сказала, - Занятное местечко...

James White: Не дав Джеймсу прокомментировать в ответ "местечко", тишину подвала вдруг прервала короткая протяжная нота - то ли вздох, то ли стон. Но это не было похоже на стон боли, а скорее на пение или молитву восточных монахов. Затем "пение" стихло, чуть позже - и эхо... - Дело не в местечке. - заключил Уайт, помогая женщине наконец достичь пола. Нота повторилась, на этот раз гораздо отчётливее, ближе и протяжнее. И боли там слышно не было - похоже, это не кто-то из похитителей. Второй "конвоир" находился сразу за углом, охраняя дверь в котельную дома. Недоуменно покосившись на Барбару и с вопросом взглянув в глаза Джеймса, он пропустил их. В технической части подвала и находились все четверо, так и связанные по рукам и ногам и кляпами во рту. Кто-то пятый сидел посреди зала, что-то расталкивая в деревянной плошке. Звуки, которые слышала Круз, исходили от него. Кровь Ястреба общался со своими духами, готовя зелье, которое поможет выведать всю информацию у пленников почти безболезненно. Почти. И запах у этой мази был преотвратный... - Не будем ему мешать... Мы успели как раз к началу самого интересного. - Джеймс поставил ногу на одну из труб, наблюдая за происходящим. Кровь Ястреба был одет не в свои привычные церемониальные шаманские одежды, а в простенькую белую футболку и шорты, но лицо раскрасить не забыл - светлые кольца вокруг глаз светились в полумраке подвала. Индеец встал, слегка подёргивая конечностями и головой и покачиваясь из стороны в сторону. Движения напоминали какой-то танец, но он имел курс - Кровь Ястреба приближался к пленникам по чуть искривлённой траектории.

Barbara Cruz: То, насколько Джеймс Уайт был неразговорчив в последний час-полтора, указывало на то, что он привык на такие беседы ездить один и уж, конечно, не в обществе дамы. Барбаре это было понятно, поэтому ни с какими вопросами она не приставала. При продвижении вглубь помещения ощущение было странное, ибо Барб предполагала и даже уже настроилась слышать характерные звуки при выведывании информации, что тишина, к месту сказать, убивала. А тишина с этими странными звуками заставляла внутри сжиматься от неясности, что действует на подсознание хуже знания. Но как раз внутренний стержень держал Барб всегда на плаву и не давал согнуться или сломаться. Она довольно незаметно оглядела всё, что смогла и кого смогла. На чудака-кошевара она взглянула мельком, но потом всё же задержала взгляд, рассматривая более тщательно. Когда же он вдруг направился к тем несчастным горе-похитителям, Барб тихо обратилась ко всем, кто находился рядом с ней: Мне, если честно, интересно, кто-нибудь с ними просто говорить пробовал? Зачем надо было устраивать это представление?

James White: - Конечно! Как сами не догадались? Нужно было просто сесть с ними рядом, погладить по головке, поговорить, спросить, зачем они это сделали. И они сразу расплачутся и сознаются во всех грехах... Джеймс с интересом продолжал наблюдать за "представлением", не меняя позы. Как он только не пытался разобрать, что делает шаман со своей похлёбкой, как ни пытался сделать её сам, но не выходило. Словно духи и вправду охраняли свои секреты. Шаман в трансе приблизился к жертвам, совершив несколько круговых движений миской над каждым, а затем начал наносить липкую суспензию им на затылки. Каждый из них через 2-3 секунды закатил глаза и начал дёргаться словно в агонии. - Минут через пять поговоришь. Теперь-то кто-нибудь из них сломается... - пообещал Уайт, убирая ногу и подходя ближе. Индеец, присев на колено, протянул ему какой-то леденец, и Джеймс проглотил его, кивнув ему.

Barbara Cruz: Сарказм в ответ Барбара получить не хотела, но это было вполне очевидно. Ну, кто из этих парней был рад её присутствию на чисто мужском "мероприятии"? Она даже не была похожа на тех, по кому было видно, что они имеют дело с такими парнями и делами. Но саму Барб это не смущало: Может так и стоило сделать. Они бы испытали шок от вашей неожиданной вежливости и тактичности и рассказали бы всё, лишь бы не слушать дальше, как вы предлагаете им чайку с крендельками выпить. - Она отвернулась и продолжила следить за действиями человека, с которым Барбара предпочла бы больше не встречаться. А вот доверие Джеймса к шаману слегка поразило девушку, отчего она даже округлила глазки, смотря, как он без вопроса проглотил некую штучку, - Видимо, невпервой...

James White: Присев у первого свёртка с человеческим лицом, Джеймс вдохнул полной грудью, закрывая глаза и очищая свой разум. Ему было нечего опасаться - шаман-палач работал на него, хоть и был настоящим индейцем, жившим ранее в резервации и всю жизнь следовавшего древним традициям. Оставив Уайта наедине с пленниками, Кровь Ястреба продолжил свой немного безумный, для непосвящённого человека, танец... - Если не скажете, на кого вы работаете - он даст вам ещё дозу. - Джеймс говорил спокойно, но это не было спокойствием следователя на допросе. Больше это было похоже на полнейшее равнодушие к судьбам несчастных. Судя по их испуганным лицам, "доза" давала какой-то неприятный эффект. - Ну? - пластырь с резким отлепился от губ первого из пленников. - Имя твоего босса, план, давай по порядку... - Чарльз Аселет... у Джимми его телефон... Он хочет скупить её компанию. - парень поочередно кивнул на своего приятеля и затем на Барбару.

Barbara Cruz: Барбара сменила позу, встав немного удобнее и обняв себя слегка за талию. Идти на любимых каблуках было просто, а вот стоять на одном месте - подобно наказанию. Смотря на всё это представление, а этот танец нельзя было назвать ничем другим, Барб совсем слегка постукивала ножкой по полу, впервые за вечер жалея, что не осталась дома. Но нет, надо было поехать и проследить за девочками, как всегда она и делала. И именно в этот вечер произошла эта, к счастью, неудавшаяся попытка похищения. Ох, сколько было дум в голове Барб и сейчас, и всё это время после. Но внимание её вновь привлёк Мистер Уайт. Со стороны на это смотреть было преинтересно. Как только прозвучало имя, Барб чуть было не захлопала в ладоши от удачи, но следом прозвучала более конкретная фраза, после которой она стремительно прошла к тому, кто заговорил: Вот тебе и здрасте! - Она подошла почти вплотную и посмотрела в глаза этому парню, - Как давно это планируется? Зачем ему, вообще, моё агентство?

James White: - Я не знаю! Он хочет... рассорить Вас со всеми вкладчиками, тогда он запросто сможет скупить акц... Парень ещё мычал что-то, но Уайт уже заткнул основной поток звука и воздуха пластырем на время. - У тебя в компании это первый случай за последнее время, или уже были какие-то проблемы? - имя Аселет ему было известно, как и его далеко не новый принцип "разделяй и властвуй". Джеймс тоже уже имел удовольствие сойтись с ним на тропе войн в бизнесе, но территориальных изменений их земли не потерпели. Они не любили друг друга - это да. Чарльз считал его деревенским выскочкой, Джеймс же прилюдно пожаловал ему титул старого пердуна в столетнем смокинге. - И зачем же модельное агентство твоему импотенту? - Уайт, словно наугад в лотерее, расклеил рот другому парню. Но тот стал материться так, что пришлось срочно заклеить обратно. Кровь Воина прервал танец, намазывая на затылок ещё "дозу". - Впрочем, он настолько жаден, что всё равно скупает всё, что видит... Ты, что ли, Джимми? - Уайт сунул руку в карман, извлекая телефон и разыскивая в контакт-листе что-нибудь, похожее на "Босс", "Аселет" или в этом роде... - Хочешь пообщаться с ним?

Barbara Cruz: Барбара наблюдала за парнем, пока он говорил, впитывая информацию. Но как только Джеймс заткнул его, сказала: Он наивный, если думает, что ему это удастся даже при условии лишения агентства его спонсорства. Сразу видно, что мы не общались. Он бы придумал что-то посущественнее. - Говорила она вроде для всех, ибо в голос, но, вообще, это были "доступные" всем размышления Барб. - У меня всё спокойно как в танке, если говорить про накаты, - ответила она Джеймсу, тут же спросив, - А ты его знаешь, да? Информацией поделишься? Хотелось бы сэкономить время немного. Предпочитаю общаться при хоть какой-то осведомлённости о человеке. - Она внимательно посмотрела на мужчину, ожидая либо согласия, либо чего-то противоположного. Барб, конечно, знала, что выяснит об этом Аселете всё, что сможет и не сможет, но инфа от Джеймса была бы очень полезна.

James White: - Тогда он зря начал с меня. - закрыв адресную книгу, Джеймс начал сканировать телефон на предмет других интересных вещей. Может, и не зря - в этом случае Барб получила бы не просто врага, но и целую банду, которую он создал. Но у Аселета ничего тут не вышло... - А ты жадная на информацию. - заметил Уайт. Кровь Ястреба уселся, сложив ноги, и начал раскуривать какую-то самокрутку с довольно едким запахом. - Знаешь "Аселет и Сын"? Компания что только не делает. Чарльз поднялся за счёт разорения своих конкурентов. "Сын" - это тоже полный отморозок... Там, где не мог ничего поделать папаша, в игру вступал младший Аселет со своей шайкой, разрушая бизнес физически. Скорее всего, на вечеринке поработали они оба. - Они пытались и меня обанкротить в самом зачатии. Отец получил отказ, сын, чуть позже, по башке битой.

Barbara Cruz: Барбаре было очень интересно, что за дела были тогда у Джеймса и этого Чарльза Аселета. Предполагать можно было всё, что угодно, но правда была одна. И ей хотелось это выяснить, причём каждый аспект той, как позже она узнала, заварушки. Но Джеймс, естественно, ничего не расскажет. Придётся наводить справки, долго и муторно копаться в прошлом этих двоих, про которых говорит мистер Уайт, а значит, и в его прошлом тоже: Ох... - мысленно пронеслось в голове, - Значит, наживаются на чужом "горе". Занятная семейка. - После небольшой информации она уже понимала, что пока не получит полное досье на тех, кто потревожил её на удивление спокойные деньки в бизнесе, крепко спать она не сможет. Со скоростью вихря в голове закрутились мысли и планы - то, что надо сделать, с кем связаться, через кого и что пробить, где заморозить счета, какие акции попридержать - дел, в общем, уйма. - Мистер Уайт, мне хотелось бы только одну вещь у них спросить, вернее, две вещи. Куда они собирались везти мою модель, и какие намерения у них были дальше относительно девушки? - Наконец, сказала она после некоторого молчания.

James White: - Вы так заботливы по отношению к своим. Это похвально. - Джеймс согласно кивнул. Ответ на её вопрос было бы интересно узнать - из простого любопытства. - Ну, красавец, ответь даме. - Уайт сорвал пластырь с последнего из похитителей. Действие наркотика уже подходило к концу. Можно было дать им ещё порцию, но не ради единственного вопроса... - Я не знаю. Нам было велено привезти её в бордель... - В какой? - "Кожаная плеть". - Об**док... - Джеймс отпихнул стукача от себя, заклеивая ему рот обратно. "Кожаная плеть" не была приятным местом - для нормальных людей. - Перефразирую - девчонку продали бы в рабство. - Уайт сплюнул на стену, в сантиметре от головы блондина. За холодностью в голосе нельзя было разобрать, что его самого едва не "продали" таким образом. Дважды. Но к делу это отношения не имело никакого. - А через месяц-другой подкинули бы мне. Это в их стиле...

Barbara Cruz: Мисс Круз всегда были очень приятны слова относительно её качеств. Этот раз не стал исключением. Конечно, она знала себя, знала и помнила, как стала такой и почему так относится к своим. Поэтому после ответа парня, представив свою девочку в неподходящем для неё месте, Барбара вместо ужасного вздоха от ужаса картины, представшей в её подсознании, усмехнулась: Приму и в бордель! Да он чокнутый! Видимо, битой досталось не только сыну, - она с улыбкой посмотрела на Джеймса, продолжая говорить, - Ну, спасибо вам, мальчики за ценные сведения. Чтоб мы без вас делали?.. - Барб сделала вид, что задумалась, прислонив пальчик к лицу, но через 5 секунд ответила, - Ах, да! Наслаждались бы шикарным вечером, отморозки вы эдакие! - Хотелось им как-то врезать по первое число по многим причинам, но Барб, к слову сказать, уже порядком устала. Хотелось домой, а главное узнать, как самочувствие девушки и начать поиски своего врага. Поэтому Барбара немного развернулась и неспеша направилась к выходу, желая выбраться на воздух. - Насчёт вот этой последней фразы, дорогой Джеймс, мы поговорим приватно...

James White: - Подбросить домой, Барбара? - Джеймс вышел вслед за ней, предварительно сплюнув леденец и вернув его индейцу. Шестёрки Аселетов мало что знали, само собой, даже под действием дури, но в одном он был уверен - его зачем-то хотели подставить перед Круз. Но зачем? Не похоже, что у модельного агентства есть серьёзная сила. Однако по очкам они с Барбарой уже вели - у них было четверо из их бригады, и девушка тоже осталась целой и под охраной. Даже выставку сорвать не удалось. Вопрос был в том, что делать с Круз - она была свидетелем и соучастником, и конечно, без внимания Аселета не оставит. Потенциально - союзник, но это не значит, что её надо выпустить из поля зрения, позволив безнаказанно копать в любую сторону.

Barbara Cruz: Выйдя на улицу и вдохнув полной грудью пусть и не самого чистого воздуха, но воздуха, Барб стало легче дышать во всех смыслах этого слова. Было уже довольно поздно, выставка, вероятнее всего, уже закрылась - подошла к концу уж точно. Ехать туда смысла не было.Услышав вопрос вышедшего почти что сразу за ней Джеймса, она обернулась, отвечая: Если Вам будет не трудно, довезите лучше до агентства. - Она знала, что позвонив сейчас в пару мест, к утру уже получит кое-какие сведения. Времени терять было нельзя. И, конечно, она могла бы позвонить из дома, но всё же дом - был для Барбары святым местом, и тащить туда "дух" этих подонков очень не хотелось.

James White: - Как скажешь. - Джеймс сегодня ложиться тоже не планировал. Заехать в больницу в девчонке, проследить, чтобы с пленниками ничего не случилось, позвонить жене, и да, конечно - поставить наблюдение за Барбарой в её агентстве. Недоверие тут не при чём - зато она вполне может наломать дров за его спиной. В конце концов, это можно будет списать на её же безопасность. - Аселет играет не по правилам. - Джеймс открыл дверь для Круз и запустил мотор БМВ. Происходящее очень не нравилось - и если этих парней кто-то страховал, то оба Аселета уже знают, что произошло. Они ждать не будут, надо сделать следующий шаг, пока они его не сделали. - Заеду за тобой завтра утром. Будем решать наши проблемы вместе. Уайт выложил на приборную панель мобильник Джимми. Если парней кто-то страховал, он должен скоро зазвонить. Если нет, тоже должен - на том конце будет недовольный промедлением босс.

Barbara Cruz: У Барбары же были и свои планы относительно безопасности как своей, так и всех тех, кто на неё работал. Это любой бы понял. И в данным момент Барбара ничего не думала насчёт Джеймса. Он мог быть, а мог и не быть при делах. То, что он её привёз и устроил этот спектакль, ничего не означало. Просто на кой чёрт ему её агентство?.. В общем, эта была лишь минутная мысль, не хотелось сомневаться в нём. Не сейчас. А завтра она по-любому первым делом поедет в банк. Это даже не обсуждалось: А по правилам он должен был уведомление мне с курьером прислать? Или у тебя попросить приглашение на выставку? - Садясь в машину, сказала она, перейдя, наконец с ним на "ты". Видимо, до этого мешала обстановка. - Встретимся после полудня. У меня дела с утра.

James White: - Он бы и выслал - в виде трусиков твоей девчонки. - усмехнулся Джеймс, выводя машину на дорогу. На уровне гетто всё было гораздо проще - там все и всегда были почти в состоянии войны. Достаточно нарушить территорию - ты развязал войну, теоретически ты - покойник. Только потому, что цвета твоей одежды не соответствуют данной местности... Не будут же Аселеты играть на уровне гетто? Точно не старший... - Хорошо, после полудня. - "Я всё равно буду под боком." - Надеюсь, что за это время больше ничего не случится. По правилам улиц можно было просто завалить младшего Чарли за нанесённое оскорбление. По тем же самым правилам, это ещё более усугубит войну между районами. Проблема в том, что тут нет ни районов, ни банд, а война является холодной. Мобильник Джимми заёрзал по панели, издав трель...

Barbara Cruz: Барбара, прищурив глазки, метнула хладнокровный взгляд на Джеймса: Взамен он получил бы достоинство своего сынка на блюдечке в обед. - Барб уставилась в лобовуху, видя только то, до куда светили фары. - Не знаешь... - Усмехнулась нелепости начала фразы, - Конечно, знаешь. Куда отвезли Шарлин? - Спросила она, лишь сейчас выдав голосом усталость и даже печаль. Девушку, попавшую в передрягу, звали Шарлин. Имя такое же необычное, как и её красота. Девушка работала у Барбары довольно давно. Была прямолинейна и не склонна к авантюрам. Она стоила тех денег, что в неё вбухивались. Она была лучшей. И сейчас ей необходим был лучший уход, даже при том, что она несильно пострадала, как успела заметить Барб, правда, в той суматохе можно было пропустить самое главное. Плюс девушке нужен был психолог для профилактики. Снова деньги, деньги, деньги... Прикрыв глаза, какое-то время она сидела прислонившись затылком к подголовнику сидения. Едкая мелодия залезла в уши, от чего Барб даже поморщилась немного, башка болела уже намного сильнее. Она глянула на Джеймса и только после этого взяла трубу, заткнув противный звонок, но ничего не говоря тому, кто был на другом конце "провода".

James White: - Взамен он получил бы достоинство своего сынка на блюдечке в обед. - вот такой настрой ему нравился, хотя он не был уверен в её словах. Скорее это напоминало порыв... впрочем, проверять девушку на крепость - не время и не место. Чего Барбара стоит, он ещё увидит завтра. - Вот об этом я и хотел бы поговорить... - почему-то казалось, что всё это "приключение" окончится летальным исходом, и скорее всего, не одним. Для Джеймса это более чем привычное дело, но он не был уверен насчёт Круз. Не похоже, чтобы она убивала направо и налево даже в "прошлой" жизни и даже в Мексике. Не хватало ещё, чтобы психолог понадобился и ей. Как она была в ответе за своих девушек, так и он отвечал за своих партнёров, в числе которых теперь была Барбара. - В больницу Святого Патрика. ВиАйПи-палата. Ей обеспечат лучший уход и всё, что она захочет - не переживай. Всё уже оплачено. Больница Святого Патрика была лишь опорным пунктом здесь, в Чикаго. Уайт имел долю в частной клинике Нью-Йорка и оздоровительным центром в Калифорнии - но ведь не тащить бедняжку туда. - Джимми, где вы? Всё прошло удачно? Девчонка у вас? - наглый голос Чарльза Аселета Второго Джеймс узнал сразу. Впервые он встретился с ним полтора года назад - он со своей шайкой попытался разгромить его трейлерный парк, когда Уайт отказался платить. Они не учли одного - у Уайта к тому времени тоже была своя команда, да и те, кто в неё не входили, готовы были защищать свои дома до последнего. - Похоже, у меня появился план... - очень тихо сказал Джеймс. - Если сбросишь звонок, расскажу о нём. - он не заставлял её делать это. Она могла бы сказать всё, что думает о нём самом, его папаше и мамаше и всех в десятом колении прямо сейчас.

Barbara Cruz: Барбара с искренней благодарностью посмотрела на Джеймса, слегка кивнув: Спасибо. Я этого не забуду, Джеймс,- её губки впервые тронула такая светлая улыбка, которую она не всем демонстрировала. - Возможно, я отправлю её отдохнуть на некоторое время. Время перед следующим показом есть. - Барб даже не допускала мысли, что показа может не быть, или что-то может пойти не так. Она уж в лепёшку расшибётся, но не допустит ничего такого. Когда чей-то голос заговорил в трубке, Барб будто перенеслась далеко отсюда, лишь вслушиваясь в каждую нотку, запоминая интонацию, параллельно в мыслях повторяя слова за тем, кто нанёс ей обиду. Сквозь туман сознания она услышала Джеймса: План... он упомянул план... - Послушав ещё некоторое время дыхание говорящего, она нажала на сброс. Как Барбара уже и говорила, общаться с отребьем она сегодня не планировала, тем более, не имея мало-мальского представления о своём враге. - Вся во внимании.

James White: Джеймс припарковал машину и заглушил мотор - он не любил обсуждать важные вещи на ходу. Тем более, не хотелось разбиться - план снова был в духе вестерна, и если Барбара окажется менее сдержанной, чем выглядит, это могло грозить и аварией. - Ты - девушка красивая, под стать своим моделям... - он начал издалека, но и не думал делать комплиментов, просто констатируя факт. По его мнению, Круз действительно выглядела очень хорошо - не хуже своих девушек. И уж конечно, куда более зрело, чем модели, видевшие жизнь не дальше конца своего подиума. - Аселет хочет модель. Он лично ждёт в "Кожаной плети" - а значит, мы сможем до него добраться. Возьмём их машину, переоденем моих парней, возьмём тебя - и отвезём к нему. Мобильник вновь запиликал, но на этот раз Уайт сбросил, даже не соединяясь с Чарли. - Я сниму комнату в борделе на сутки и буду там с парой моих ребят. Деться Аселету оттуда будет некуда. Там и поговорим... Обыкновенный "Тоянский конь" - классические методы работают безотказно.

Barbara Cruz: Барбара повернулась немного больше к Джеймсу, чтобы было удобнее вести разговор. Она выслушала его молча, понимая, что сама суть будет в конце. Пока он излагал свой план, эмоций на её лице не было, они появились потом во время её небольшого монолога: Типа хотел модель, получил саму хозяйку. Занятно. - Появилась лёгкая усмешка от представления картины, - И всё бы ничего, но я - не модель. К тому же, Шарлин чуть больше 20-ти, мне - далеко "за". И, скажи, только мне приходит в голову, что он должен меня знать в лицо? - Она внимательно посмотрела на мистера Уайта, - Хотя... Если только... план не состоит в том, чтобы просто попасть, таким образом, в этот самый бордель. А уж потом разбираться во всех тонкостях. Тогда неважно: явлюсь я лично или вместо меня будет кукла. Но я не думаю, что стоит именно так поступать. Бордель ведь его, так? Мы там будем гостями. Его люди против нас... Не очень хорошо получается. - Она пожала плечами слегка, - Может есть ещё что-то, что ты не упомянул ранее?..

James White: - "Куклу" я найти могу. Думал, ты захочешь поговорить с ним лично... - конечно, её знали в лицо, а план снова ассоциировался с уже упомянутым сегодня словом "авантюра", но было ещё несколько ключевых моментов. - Твои модельные качества и не понадобятся. Скорее уж актёрские. - тяжело узнать кого-то в лицо, если пол-лица составляет кляп, а верхняя половина почти полностью скрывается, благодаря тому тяжёлому полумраку, который вечно царит в этом, прости Господи, заведении. - Мои люди тоже не без оружия туда пойдут. Если я знаю Чарльза - он лично захочет... так скажем, осмотреть жертву. А значит, камеры выключат на какое-то время. Главное - добраться до него, а дальше уже неважно, что тебе не 20 лет. Уайт откинулся на спинку кресла, взяв пачку сигарет, но положил её обратно, словно передумав. Что он мог забыть упомянуть? Группу захвата, которая будет страховать их снаружи? - Когда мы попадём внутрь, они нас сами отведут к своему боссу. Уверен, там отличная площадка для игр, где ты сможешь оторваться за своего человека.

Barbara Cruz: Барбара мгновенно среагировала: Без сомнений я хочу поговорить с ним. Это даже не обсуждается. - Ведь всё дело при упоминании о кукле было в том, что она пока что не представляла в каком виде попадёт в "прелестное" заведение. Войти как хозяйка м.а. она не могла - не тот случай. И Барб это понимала. В свою очередь осведомлённость Джеймса радовала. Только вызывала и сомнения, - С чего такая уверенность, что он там точно будет? Неужели настолько хорошо знаешь его? - Вкрадчиво спросила она, - Ведь ему могли уже доложить про провал дела. А если ты привык свою голову совать в петлю, не взвешивая ситуацию, то я нет. - Она знала, что Джеймс не из таких. Но то, как он рассуждал в данный момент, наталкивало на определённые мысли. - Опыт и все дела, да, я понимаю. Но и на старуху бывает проруха. И потом, как я понимаю, план должен вступить в силу чуть ли не в эту секунду, нет? - Ведь модель должны уже везти к этому Чарльзу Аселету...

James White: Джеймс усмехнулся, в холостую проведя ладонью по рулю. Соваться в пекло он любил - в этом ему точно не откажешь. По поводу и без... - То, что они затевают - не рядовой разбой. Уверен, он захочет сам проследить за ходом своей операции... просто потому, что он самонадеянный идиот. - Уайт снова сбросил звонок, но на этот раз дал мобильник подействовать им на мозги чуть-чуть дольше. - И вряд ли он доверит такой дорогой товар, как Шарлин, кому-то из своих шестёрок. Те четверо его уже подпортили, как видишь. Докладывать про провал дела было некому - если бы у них был пятый, то даже Чарли хватило бы ума перестать трезвонить на мобильник "пленного" Джимми и начать пытаться дозвониться до Уайта либо Круз. Джеймс начал набирать смс: "С моделью вышла небольшая проблема. Пришлось спрятать девчонку и машину. Здесь связь плохо ловит." - Конечно, нет. Думаю, до полудня время ещё будет...

Barbara Cruz: Барб снова прислонилась головой к сидению: Значит, это твоё предположение. Хорошо. Хотя бы это мы выяснили. - Поразмыслив ещё пару мгновений, она всё же согласилась, - Но так и быть, будем отталкиваться от этого. - Поддержав окончательно план Джеймса, Барб опустила и вторую ногу в трясину, в которую всё же не планировала попадать в ближайшее время. Заговорив снова о Шарлин, Барб решила спросить, - Как думаешь, они не успели ей ничего дать? Наркотик или просто дурь какую? Они могли и выпить успеть, пока мы наслаждались выставкой.

James White: Джеймс завёл мотор, выводя машину обратно. Опасения Барбары казались ему, как минимум, беспочвенными - если бы у них была дурь, её бы обязательно нашли при обыске, или следы от неё. Если же Шарлин и успели скормить что-нибудь - в больнице это выведут так быстро, что она едва ли это почувствует... - Особого смысла им в этом не было. Проще было соврать ей что-то, чтобы она сама за ними пошла. Судя по тому, как она вырывалось - успокоительного ей тоже не кололи. Опьянённая, а тем более - под действием какой-либо дури, девушка привлекает куда больше внимания... Это мужчина в большинстве случаев будет мирно ловить цветные картинки, девушке обязательно надо будет вытворить что-нибудь и самой смеяться над этим громче всех. - К тому же, на камерах это было бы видно. Так что нет, не думаю.

Barbara Cruz: - Она сама и пошла. В этом я не сомневаюсь. Но завтра мы будем знать точно. - А кроме этого Барбара знала, что после всей этой кутерьмы, у них с Чар будет и нелицеприятный разговор. Она не имела права уходить со своего "постамента" - тем более с непонятными парнями, ни с кем - без уведомления Барб. Это закон. В общем, во многом предстояло разбираться, но пока главной задачей был покусившийся на территорию Барбары чувак, с которым они должны разобраться. А разбираться ведь можно по-разному. - У тебя уже есть представления, во сколько мы туда должны приехать и где мы, вообще встретимся?

James White: - Если твои дела так важны, то встретимся, как договаривались - в полдень. Если нет - заеду за тобой с утра, как обещал. "А пока что достану подходящие шмотки и разберусь с заложниками..." Джеймс остановил машину у входа в её офис, но не торопился выходить наружу. Ему и смысла особого не было - приглашения "на кофе" он ожидал сейчас менее всего, да и всё равно вряд ли воспользовался бы им. Мобильник, заблаговременно переведённый в бесшумный режим, зажёг экран и с жужжанием прополз полсантиметра по панели. "Где вы? Послать за вами машину?" "Опасно. Ублюдки Уайта всё прочёсывают. Мы привезём её завтра, когда шухер немного уляжется" - Джеймс набрал ответ, почти не глядя на экран мобильного.

Barbara Cruz: Барбара понимала важность своего визита в банк, но задачей номер один сейчас было попасть на встречу с Чарльзом - и попасть на их с Джеймсом условиях именно тогда, когда он этого ожидать не будет. Не должен, по крайней мере: Мои дела важны всегда. Но у нас есть общее сейчас. - Она положила руку на ручку двери, чтобы открыть. - Во сколько у тебя начинается утро?

James White: - Моё - прямо сейчас. - запросто отозвался Джеймс, словно речь шла не о бессонной ночи, а прогулке в магазин за хлебом. В общих чертах он был прав - сложно было понять, где у него сегодня кончается ночь, и где начинается утро. Мысленно он уже распланировал всю ночь - заехать в больницу к Шарлин, заняться заложниками, найти и проинструктировать людей, окончательно спланировать с ними всю операцию - всё за каких-то 5-6 часов. - Когда твоё?

Barbara Cruz: Ещё не известно было, когда она доберётся до постели: В восемь я буду в офисе. Думаю, срочные дела за час решу, если они будут. И потом свободна, - Барбару всё же немного передёрнуло внутри - да свободна, чтобы пусть даже для прикрытия, но стать пленницей. - Брр...

James White: - Договорились. В восемь заеду я или один из моих ребят. - Джеймс кивнул, протянув на прощание ладонь для рукопожатия. За один вечер Барбара перешла ту грань, после которой напускная вежливость упраздняется. Они стали партнёрами по бизнесу - маски безупречных манер можно было оставить для свидетелей и журналистов. Согласие Круз на эту опасную затею - это было уже много, и Уайт был уверен - свою роль она отыграет прекрасно. - До завтра, Барбара.

Barbara Cruz: Барбара протянула руку, слегка коснувшись ей ладони Джеймса: До завтра, - ответила она, а потом, усмехнувшись, с улыбкой добавила, - Если приедешь не ты, а кто-то из твоих быков, скинь фотку, чтоб я знала наверняка, в чью машину сажусь. - После она пожелала ему удачной ночки и, открыв дверь, вышла из машины, направившись в здание своего агентства.



полная версия страницы